Отзывы

Один из отзывов оставленный нашими гостями из далекой столицы родины

Взято от суда http://www.ski.ru/az/blogs/post/esso-zemlya-kaiterov

Эссо, земля кайтеров

ЛышникБлог автора 10 Октября 2013 (16:25) Просмотров: 365 5

Тихая морозная ночь. Лунным светом освещаются склоны окрестных гор в окружении непривычно ярких звезд. Воздух прозрачен и хорошо читается Млечный путь. Ты плывешь вдоль него, медленно раздвигая горячеватую воду, вместе с которой тебя омывают волны какого-то вселенского счастья, смешенного чувства затаенной радости и дикого восторга, будто тебе чудом удалось убежать из пожизненной клетки, чтобы снова побыть дома!

Из всех мест, где мне приходилось кататься на лыжах за змеем, самым экзотическим была, пожалуй, Камчатка, а именно центральная ее часть, близ поселка Эссо. Но усаживайтесь поудобнее: обо всем по порядку.


Дорога

Купив на конец февраля по аэрофлотовской акции билет до Петропавловска за 10 тысяч (в стоимость которого входил еще и провоз по 50 кг лыжно-туристического груза), мы до последнего не могли поверить, что будет нам предоставлен современный аэробус. Привыкнув к космическим ценам билетов на Камчатку, нам чудилось, что за столь невысокие деньги будет подан если не скрипящий старыми досками самолет времен первых воздухоплавателей, то по крайней мере списанный китайцами борт с обвисшими крыльями и погнутыми лопатками турбин.

Поэтому мы были приятно удивлены, когда после  регистрации нас подвезли ко вполне еще новенькому лайнеру с почти рабочими персональными экранами, одноразовыми наушниками и набором фильмов, которые мы еще не смотрели. Случаются же чудеса на внутренних рейсах Ресурсной Федерации!

Из-за отсутствия привычных завсегдатаю плацкарты верхних полок с матрасами (променял бы на всю электронику со своего кресла), поспать удалось лишь пару часов. В аэропорту Елино размещаемся в  гостинице и едем акклиматизироваться в город. Взяв билет на единственный утренний автобус до заветного Эссо и сделав некоторые закупки, боремся со сном до вечера. После почти бессонной ночи борьба оказывается изматывающей и тяжелой, но также и плодотворной: наутро, заметно посвежевшие и повеселевшие, мы грузимся в автобус и продолжаем свой путь.

Впереди — целый день зимней дороги с панорамами залитых солнцем долин и горных хребтов. Понемногу приходит ощущение, что матрицу перезагрузили, и вместо привычной голограммы заставленного бетонным хламом мира в наши мозги инсталлировали нечто совершенно другого рода — белоснежные просторы, характерные скорее для зимних открыток Пандоры. Наш автобус бодро прошивал пространство между высоких горных кряжей с надувами и карнизами, бросающими длинные тени; через дремучие леса с висячими на ветвях огромными снежными глыбами; через широкие долины, прорезанные глубокими оврагами.

По дороге длиною в 600 верст нам встретились всего пять или шесть поселков, что абсолютно разорвало шаблон и окончательно переместило нас в иную реальность. Вот представьте, что, проехав на авто от московского МКАДа до питерского КАДа, из населенных пунктов вам встретится лишь Вышний Волочек с парой-другой деревень. А из транспорта — лишь несколько десятков праворульных авто, которые водители не глушат (угонять некому?), заходя в магазин за сигаретами. Каково вам будет на душе?

Как практикующий психоаналитик могу заверить, что увиденное спровоцирует у среднестатистического туриста из больших городов европейской части России параноидальное расстройство, связанное с осознанием потери привычной картины мира с острыми приступами меланхолии.

На автостанции в Эссо нас встречает наш новый знакомый Михаил, видеоролик которого нас и привел в эти края. Разместившись в гостевом «Домике Сычей», что у центрального бассейна, мы одеваем плавки, обуваем сланцы и, беря в руки полотенца, спешим окунуться в термальные воды, которые здесь повсюду: в водопроводе, в баттареях отопления, в бассейне около нашего домика…

А сейчас, для погружения с нами, вернитесь в начало и прочтите эпиграф. Также можно поступать всегда, когда я упоминаю о вечернем бассейне.

День первый

Утро первого дня выдалось ясным, и мороз градусов в 20 градусов не чувствовался. Наши новые друзья Миша и Люда предлагают составить им компанию, поднявшись со снегоходной поддержкой под вершину к востоку от поселка и взобраться на нее, используя кайты.


И вот мы уже летим по поселку на нартах, глотая коктейль из снега из-под гусениц и клубов дыма из выхлопной трубы. Попеременно, то буксируясь за снегоходом, то шагая на ски-туре, за пару часов преодолеваем лесную часть пути и достигаем предвершинного перевала.


Пьем чай и любуемся открывшимся видом. Кайты тащили зря — ветра здесь нет.

Оставляем на седловине снегоходы и топаем с лыжами наперевес по жесткому фирну до вершины. С непривычки стучит в висках — набор высоты уже под 2000 метров, — и вот уже мы стоим на вершине Уленгендэ и созерцаем величественную панораму центральной Камчатки. Далеко на востоке — ряд высоченных вулканов, среди которых выделяются, Ключевская сопка, а также проснувшийся дымящий Толбачик.


На юго-западе — ландшафты Быстринского парка с исполинской пирамидой Ичинской сопки.


На северо-западе в ущелье расположился поселок, а за ним плато вулкашиков, как будто причудливо торчащих из земли-кормилицы сосков. На юг и север до горизонта расходятся отроги срединного хребта.


Разрисовывая девственно-белое бархатное тело Оленьей Горы (так переводится ее название), делаю спуск ниже седловины. Снег местами задутый, но в целом понравилось. Снова подъем наверх и снова спуск, уже на хороших ходах: ноги забиты, впрыск адреналина  получен, склон аккуратно расписан, как у Уоррена Миллера — значит, день удался!


С перевала потянулись вниз друзья: вечереет и стало холодать. Едва спустившись в ложбину, окончательно ломается снегоход. Еще на пути на перевал у него периодически пропадала мощность, и вот в небольшой подъем он уже не может выехать. По телефону вызвана мото-подмога из поселка, Ванек (водитель) остается ждать, а нам надо спешить вниз: близится ночь, а мы в десятке снежных километров от человеческого жилища. Ски-тур снова выручает — на участках с небольшим уклоном по перемороженному снегу лыжи под весом не катят, и без режима «ходьба» было бы грустно. Жалею только, что не взял с собой мазь держания — нагруженная лыжа при толчке часто проскальзывает назад, щедро расходуя остаток сил, а камуса одевать на длинных пологих спусках — еще хуже.


На уцелевшем снегоходе Миша попеременно возит Люду и затесавшегося в нашу компанию (или мы — в его?) сноубордиста.

И вот, уже в полной темноте, мы выходим к мосту через реку Быстрая на окраине поселка и еще через двадцать минут варим ужин и готовимся отмокать в бассейне остаток вечера.

День второй

Второй день начался с культурной программы — делаем экскурсию по поселку, посещаем этнографический музей и музей Быстринского парка, где знакомимся с бытом камчатских аборигенов, представителями местной флоры и фауны, а также многими другими потрясающими вещами.

Особенно интересной мне показалась история Беренгии, самых длинных на континенте гонок на собачьих упряжках. В наш век снегоходов полезно окунуться в суровый, но такой манящий мир, знакомый нам еще по рассказам Джека Лондона.


После обеда выдвигаемся компанией на снегоходе Михаила на южное от поселка плато — набор высоты метров триста, и вот мы выползаем из узкой расщелины на слегка наклоненную поверхность плато.


Погода удалась, ветер дует с запада метров 5-6 в секунду и мы пару часов очень комфортно кружим, наслаждаясь панорамой горной цепи, на вершине которой были днем ранее.

В одном из оврагов, через который я приноровился перелетать, чуть не лишаюсь купола: приземляясь на противоположной стенке оврага, теряю равновесие и падаю, позволяя одному «уху» коснуться торчащих из-под снега сухих веток кедрача. Зацепившись, купол было забился о ветки, но я вовремя дернул страховку, а Бог ветра вовремя перевел дыхание, и этой паузы мне хватило чтобы снять обездвиженную тряпку с коварных сучьев. Обошлось без разрывов, но выводы сделаны были: эйфория и беспечность не для этих мест.


Солнце стало клониться, и Миша увез Люду отогреваться домой. Лишившись нашего милого фотооператора, мы переместились на соседнее плато, которое продувается лучше, и укатываемся до дрожи в коленках.


С последними лучами солнца сворачиваем кайты и спускаемся вниз вдоль снегоходной тропы. В поселке после вкусного ужина — уже традиционный парящий на морозе бассейн: посещает мысль — а как мы сможем жить без этого?

День третий

На следующий день наши друзья уезжают, предоставляя нам действовать самостоятельно, и мы принимаем решение выдвигаться на кордон.

Оплатив посещение парка и снегоходную заброску, грузим рюкзаки в нарты и уже спустя час размещаемся в гостевой юрте на кордоне.


На следующий день намечен праздник День Оленеводов и поэтому на кордоне людно: нас селят вместе с прибывшей семьей эвенов, мужчины которой собираются участвовать в гонках на оленьих упряжках. Кордон расположен в низине неширокой долины.


Под вечер задул ветер и, выйдя за ограду и размотавшись, мы уходим прочесывать окрестностности.


Эх, как люблю я этот волшебный момент, когда впервые оказываешься в новом живописном месте и тебе начинают открываться его интимные впадинки и складки — это непередаваемое словами чувство свободы и единения с телом Природы делает человека по-настоящему счастливым!


Отыскав ледяные мостки в лабиринте проток извилистой незамерзающей речки и проехав между невысокими деревьями, расположенными вдоль ее русла, мы переместились на наветренный склон долины. Здесь ветра было достаточно, чтобы забираться на его верх и потом, развернувшись, парить на динамических потоках вниз: прыжки получались длинные и плавные, а в голове все время звучала музыка, но не из тех, что транслируют по радио, а нечто то ли атмосферно-возвышенное, то ли космическо-симфоническое, затрудняюсь классифицировать.

Снег был значительно более комфортным, чем на плато днем ранее — мягким и глубоким, и в течение нескольких часов мы причесали все ложбины, стараясь прыгнуть со всех значительных карнизов и пупырей. Приземления не всегда выходили ровно, и порой мы с головой зарывались в бездонную искрящуюся массу. И только потом я уже сообразил, как рискованно было это занятие — в парке полно медведей, и мы могли запросто пробив потолок, приземлиться косолапому в его теплую постельку… Так далеко заходить в единении в наши планы никак не входило!

Когда солнце готово было нырнуть за гору, ветер как-то внезапно скис, оставив нам возможность спокойно познакомиться с пасущимися поблизости завтрашними чемпионами в их естественной среде обитания.

Возвращаемся на ски-туре — и здесь он снова оказался кстати.

Уже в сумерках натыкаемся на прибежавшую откуда-то пугливую собаку с длинным пушистым хвостом.

В юрте, расположившись на дощатом настиле, наблюдаем за подготовкой наших сопалатников Алексея и его двух сыновей к забегу, узнаем много интересного об аскетичном быте, тяжелом труде и досуге современных оленеводов — очень веселые и жизнерадостные люди, каких в городе не встретишь. Чувствуется, что именно с таким настроем и должны жить все люди. Убеждаюсь в мысли что в наших городах что-то не так.
Чумработница, жена Алексея, угощает нас жаркИм из оленины и эвенской выпечкой. Сыновья приносят в юрту дрова и, несмотря на крепчающий снаружи мороз, в юрте тепло и уютно. Я заворачиваюсь в спальник, подкладываю под него несколько оленьих шкур и под шутки-прибаутки компании и треск дров в печи, проваливаюсь в сон.

День четвертый

Ночью и наутро было -40 градусов. В юрте, конечно теплее, но до -20 температура наверняка опускалась.


Говорят, что нам «повезло» и это рекорд этой зимы. Да и несколько зим подряд  таких морозов не было. Нас спасли хорошие спальники и соседи по юрте, которые под утро разожгли камин, дав нам возможность отоспаться.


Быстро завтракаем и грузимся на нарты — Алексей согласился подбросить нас до поселка «на оленьих упряжках». Едем долго: в колонне около десятка оленьих экипажей, пяток снегоходных, а олени еще не притерлись друг к другу и постоянно сходят с тропы, увлекая каюров за собой в сугробы. Из сотен оленьих соплеменников на гонки выбраны самые бойкие и сильные особи, поэтому обратная постановка их в строй занимает много времени и сил. Веселимся от души, глядя на этих крезанутых созданий: наверное, их врожденная непредсказуемость и дает их диким сородичам возможность выжить и не попасть в лапы хищникам.


Прибыв на праздничную поляну, оставляем вещи в юрте знакомых Алексея, и идем смотреть гонку. Разыгрывается новый снегоход, поэтому все серьезно. Пока идут долгие приготовления, успеваем продегустировать местные горячие блюда из оленины и лосося. Только вот при -35 горячими они остаются несколько секунд. Дают отмашку, и десяток-полтора сумасшедших связок оленей с людьми на санях взрывают снег и, подрезая друг друга и переворачиваясь, исчезают за поворотом. В общем, экстрим в сублимированно-вымороженном виде. Я даже заснять на фото толком не успел, настолько быстро они умчались!


Остальное время смотрим выступления местных танцевальных коллективов, слушаем эвенские песни, короче, погружение получаем полное. Рядом расположен горнолыжный склон и я пару раз, чтобы не замерзнуть, забегаю с лыжами наверх и спускаюсь вдоль подъемника, заплетая в пухляке эстетичную косичку. Дожидаемся финиша и награждения: жаль, но снегоход достался «не нашим». Праздник закончен, вечереет, ну что, в бассейн? А то!

Вместо эпилога

На оставшуюся нам пару дней приходит непогода — холод не ослабевает, а усугубляется сильным ветром и окрестные склоны исчезают в серой массе облаков. Мы планировали попасть на вулкашики, но видимо, исчерпали лимит дозволенного, и теперь, находясь  у себя в городах, готовимся снова проделать этот длинный путь к Эссо, чтобы вновь окунуться в чудесный параллельный мир.

Отдельное спасибо хозяевам нашего гостевого домика Наталье Петровне и Петру Петровичу за теплый прием и ту заботу, которой нас окружили! Все же когда-нибудь нам удастся «убежать из пожизненной клетки, чтобы снова побыть дома»…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

CAPTCHA
Change the CAPTCHA codeSpeak the CAPTCHA code